August 28th, 2009

Вера и знание

Свой журнал открыл давно - а он все еще пустой.  Сегодня на 1-й странице прочел: Вы еще ничего не написали - и воспринял это как справедливый упрек.
Начну с обрисовки проблемы, которая последние дни более всего меня занимает: соотношение веры со знанием. Феномен веры мне представляется парадоксальным. С одной стороны,  субъекту веры  ее содержание мыслится знаемым - иначе он бы к нему не относился сколь-нибудь серьезно; к тому же верует он не во что попало, а в то, что ему мыслится достойным веры - досто-верным, а достоверность - свойство опять-таки знания. С другой стороны, он же свою веру от знания отличает - иначе сомнение не было неизменным ее спутником; об отличении свидетельствует и то, что модальность ее содержания он обозначает именно словом вера - стало быть, осознает семантическое его отличие от слова знание. А ежели не отличает - ни в мысли, ни семантически - то за веру принимает не что иное, как миф. Далее вниманию читателей предлагаю несколько тезисов примерно годовой давности, какими попытался одно от другого обособить.

Начну с определения. Мифом я называю отождествление веры с констатацией сущего порядка вещей. Иначе говоря, свой образ мира субъект мифа полагает не отличимым от самого оригинала и, более того, не ставит даже вопроса насчет соотвествия одного другому. Стало быть, мифично в сознании человека все, что не попадает в прицел его рефлексии. Поскольку же ни у какого человека рефлексия не вездесуща, постольку и миф всечеловечен и ни из какого сознания в принципе не исторжим. Другое дело, что в архаические времена миф занимает собою все сознание целиком, тогда как во времена более поздние он его разделяет с другими типами мировосприятия. Таким образом, миф противоположен не логике и не рациональности, потому как и он по-своему рационален и логичен. Истинная противоположность мифу - рефлексия.
По ходу замечу, что последнее мое утверждение тоже мифологично, потому как свое суждение об "истинной" противоположности я не подвергал рефлексии.
Замечаю это вот к чему. Принципиально для меня важно, что миф не противоположен и знанию, и вообще он категория не гносеологическая. Посему совершенно безграмотно называть мифом всякого рода заблуждение, выдумку, намеренную дезинформацию и просто беспардонное вранье. Безграмотно также и потому, что всякий миф рождается анонимно и спонтанно. В этом отношении он отличается от идеологии, т.е. системы установок, разработанных определенной группой и намеренно внедряемых в массовое сознание.
Противопоставлять же миф знанию невозможно без того, чтобы самому не "впасть" в миф. Ведь мое представление о предмете знания, то бишь об
истине тоже, как правило, неотрефлектировано! А коль я стану разбираться, откуда оно взялось, то либо вконец запутаюсь, либо упрусь во что-то, залегающее в моем сознании так глубоко, что моя рефлексия туда едва ли доберется.
Вот какой парадокс следует из вышеизложенного. Если некое суждение (представление, понимание) я оцениваю как миф, то, значит, лично для меня оно уже не миф . И обратно, кто тем или иным мифом живет, тот в качестве мифа его не воспринимает. Таким образом, гносеологический аспект мифа противоположен экзистенциальному. Говоря по-простому, распознается миф только задним числом - когда ты сам от него избавился.
 
IP



Величайшее культурно-историческое значение христианства состоит в том, что веру оно не только отличило от констатации наличного порядка, а даже ее оному противопоставило.  Содержание веры не то, что тебе само собой разумеется - а на что уповаешь. "Есть же вера уповаемых извещение, вещей обличение невидимых" - таково апостольское определение (Павел. Евр. 11.1). Со всею остротой отличие это сформулировано в знаменитом изречении Тертуллиана. Люди, далекие от веры, обычно его расценивают как образец мракобесия. Мне же оно представляется свидетельством небывалого интеллектуального подвига. Субъект мифа, кабы способен был на рефлексию (что по моему определению невозможно), сказал бы с точностью до наоборот: верую, потому что само собой разумеется. Вот и оцените разницу!

Итак, вера отлична и от знания, и от исключительно субъективного настроя. Игнорирование первого или второго отличия низводит ее до мифа, или, соответственно, до самовнушения (аутотренинга).